Вопросы и ответы

— Чего вам не хватает в жизни? Зачем вам примэрия?

— Мне не хватает красивого, чистого, ухоженного Кишинева, в котором много радостных и счастливых людей.

— Говорите ли вы на румынском языке?

— Говорю, но, в основном, на языке молдавской деревни, в которой родился на Украине. Наш, гидеримский, язык несколько отличен от того, на котором говорят в Кишиневе.

— Когда станете мэром, возьмете Дорина Киртоакэ на работу в качестве пиар-менеджера?

— Нет.

— Готовы ли вы к проведению шоковой терапии в городе?

— Для некоторых чиновников это будет шок, а для подавляющего большинства жителей – большая радость и благо.

— Где вы планировали бы построить большой стадион в Кишиневе?

— Есть несколько мест, но самое лучшее, я думаю, в Ставченах.

— Вы предлагаете передавать госзаказы преимущественно молдавским компаниям. Но где гарантия, что они обладают современными знаниями, технологиями и опытом для необходимых в городе работ?

— Наши люди – лучшие в мире (я в этом убежден) и всем чем надо обладают. Кроме этого, каким же образом наши кампании, наши рабочие и специалисты будут развиваться, получать новые технологии и опыт, если не выполнением заказов для города и общества? А это значит больше рабочих мест, выше доходы горожан, которые смогут больше покупать, пополнение муниципальной казны и, следовательно, существеннее  социальные расходы города.

— Что вы будете делать с незаконным строительством?

— Запрещу и буду строго контролировать. В очень короткий срок все физические и юридические лица муниципия получат письменные извещения с информацией об основах законодательства в строительстве и ответственности за его нарушение.

— А с тем, что уже построено?

— Если такая постройка появится после моего прихода на пост генпримара, то, однозначно, будем сносить. Если – до, то будем разбираться, нарушен ли закон преднамеренно, на каком участке выполнено данное строение, и так далее… Но шансов сохранить такие строения будет у их владельцев очень мало.

— Вы обещаете ипотечные кредиты на 25 лет под 7% годовых в леях. А если лей рухнет, что Вы будете делать? Какие гарантии того, что в течение 25 лет все будет хорошо в этой стране?

— Ипотечная компания будет формироваться из леевых внебюджетных источников, не подверженных валютным рискам: продажа имущества Муниципия, добровольные пожертвования и так далее… Меры по закреплению стабильности лея и долгосрочное кредитование этих программ со стороны Нацбанка (для этого нужно менять законодательство) будет предметом наших дискуссий с руководством государства.

— А как с «длинными» деньгами в иностранной валюте для развития инфраструктуры?

— Когда деньги «длинные», то валютные риски минимизируются, так как после, как Вы говорите, обвала проходят год, два и все стабилизируется, цены подтягиваются к валютному курсу, подтягиваются и доходы муниципального бюджета. При этом надо иметь в виду, что в чистом, зеленом, ухоженном городе с развитой инфраструктурой (транспортной, туристической, культурной коммунальной, социальной, спортивной и т.д.) появятся на порядок больше возможностей для наполнения своего бюджета, маленькая часть которого будет расходоваться на оплату долговых обязательств.

— Вы обещаете построить мусороперерабатывающие предприятия. Станете ли импортировать опасные для здоровья отходы и перерабатывать их в Кишиневе, если это принесет значительный доход в казну или вам лично?

— Мне лично, кроме удовольствия видеть красивые столицу и пригороды, много счастливых и здоровых жителей муниципия, никаких доходов от поста градоначальника не нужно. Соответственно, опасные для здоровья отходы в город ни под каким видом импортироваться не будут.

— Станете ли делить бизнес в Кишиневе на друзей и врагов?

— У меня в бизнесе нет врагов, а есть только друзья, которыми станут все бизнесмены муниципия.

— Будете ли передавать госзаказы своим друзьям?

— Поскольку все бизнесмены муниципия станут моими друзьями, то получается что да. Шутка. Для госзаказов существует законная процедура конкурсов. Однако, хочу обратить внимание на следующее — главное, что будет оцениваться при выборе поставщиков и подрядчиков – качество и долговечность поставляемых товаров, материалов, а также выполняемых работ.

— Кто останется руководить вашей компанией, когда вы уйдете в примэрию?

— Партнеры, жена, сын.

— Скажите честно: ягуар вы заработали на доходах от приватизации?

— Нет, от доходов авто, IT и других бизнесов, которыми я активно занимался задолго до начала приватизации.

— Откуда фамилия Киртока? Вы родственники с Дорином Киртоакэ? А с Николаем Киртоакэ?

— Наша фамилия, согласно документам молдавской канцелярии начала 16 века, звучит Кирток. Есть разные версии значения этого слова. В родном селе моего отца (в Одесской области) в конце 18 века проживало 2 человека с фамилией Кирток и один с фамилией Киртока. Вариант Киртоакэ появился в конце 18 – 19 веках в Бессарабии. Я ношу фамилию, полученную от моих предков, не вношу в нее никаких корректив и так делать завещаю своим потомкам.

— Вы по-молдавски читаете с ошибками – Вы плохо учились?

— Я учился всегда (в школе и институте) лучше всех, но никогда не изучал государственный язык. В селе, в котором я родился и окончил 8 классов, была русская школа, поэтому в школе мы говорили на русском, а после школы – на молдавском (так его там называют) и наш, гидеримский, язык несколько отличен от того, на котором говорят в Кишиневе. Кроме того, я не ощущал потребности в том, чтобы шлифовать свой государственный язык, так как знание языка и способность говорить красиво – далеко не главное качество в моей среде. Главное – профессионализм, организованность, умение «пахать», способность генерировать проекты и их реализовывать. Однако, мой уровень языка достаточен, чтобы быстро и без проблем объясниться с любым, кто пожелает.

— Какая разница между бизнесменом и политиком?

— У бизнесмена объективно более широкий кругозор.

— Вы представляете себя как политик, а говорите, что политикой не занимаетесь. В чем же разница?

— Я не представляю себя как политик, вы все просто привыкли, что столицей всегда «рулили» политики. Поскольку политический окрас градоначальников — главная беда Кишинева и я это хорошо понимаю, поэтому планирую заниматься на этом посту только городским хозяйством, не вызывая у действующих политиков ревности.

— Вы говорите, что не интересуетесь конкурентами, но чем вы их победите? Какие ваши преимущества, по сравнению с остальными?

— Мои конкретные дела, которые я реализовал в качестве первого лица коллективов, поняв которые можно понять и преимущества.

— Почему вы не пошли на выборы вместе с Гречаной, если у вас схожие обещания?

— Я никому ничего не обещаю. Моя программа реальна и абсолютно не схожа с какой либо другой в главном – я буду решать все комплексно и быстро на основе единения (а не разделения) кишиневцев.

— Почему не показываете свою жену? У вас патриархат, жена на кухне?

— Патриархат с украинскими (да и молдавскими) женами не очень получается, знаете ли, однако разделение труда в семье нашей есть и никого это не обижает. Мы с женой всегда стараемся быть вместе, но в конце февраля она травмировалась в горах и сейчас проходит реабилитацию. Однако, уже ездит на работу и, я надеюсь, мы с ней появимся в скором времени, где-нибудь вдвоем.

— Если вы станете генпримаром, купите ли партию у Воронина? Станете ли ее «чистить»?

— Об этом не может быть и речи. Мы четко договорились, что я вне партии, вне политики и это было условием не только моим, но и господина Воронина.

— Как вы относитесь к пролетарскому принципу – отнять все и разделить?

— Мне больше нравится другой принцип – заработать и поделиться.

— У вас есть компромат на Воронина? А на Плахотнюка?

— Нет компроматов ни на кого — мне не нравится все, что дурно пахнет. Кроме того, мой принцип взаимодействия с людьми – не страх, а удовольствие от общения и совместных дел.

— Если Плахотнюк на вас надавит, станете ли вы участвовать в его схемах?

— Я не стану участвовать ни в чьих схемах, которые способны нанести ущерб стране, столице или большинству молдаван.

— Откуда у вас деньги на избирательную компанию? Сколько вы планируете потратить?

— В финансировании примут участие наши с партнерами компании, не связанные с «DAAC Herme Grup», а также физические лица и компании, которые звонят мне и предлагают свою помощь.

— Знаете ли вы, что коммунисты в муниципальном совете «пилят» земельные участки?

— Я знаю, что пилят, в основном, либералы и, в частности, землю возле цирка распилили они. Что касается коммунистов, то таких данных у меня нет, но мы договорились с господином Ворониным что те, кто попадают под малейшее подозрение, в окончательные списки кандидатов в советники не попадут.

— Правда ли, что половина советников коммунистов в муниципальном совете — воры?

— Если такие были, то больше таких не будет.

— Что вы будете делать, если проиграете пост генпримара?

— Я спортсмен и человек, часть жизни которого проходит в борьбе, поэтому такие варианты не рассматриваются.

— Изменит ли вас лично предвыборная кампания? Какие открытия вы сделали для себя – в человеческом и профессиональном плане?

— Нет, меня уже ничего не изменит, но о некоторые моих качествах, которые, по-моему, могут быть полезны многим людям, жители Кишинева узнают.

— На каком языке вы будете общаться с чиновниками примэрии?

— На государственном, но если будут те, кто его не знает, то на русском.

— Как помочь старикам и инвалидам?

— Мы будем ходатайствовать перед центральной властью о повышении пенсий, а также о расширении возможностей Муниципия в вопросах социальной поддержки населения. Кроме того, мы приблизим власть к людям и будем знать всех нуждающихся в поддержке и, с помощью фондов муниципия, а также благотворительного фонда, который я планирую создать при Генпримаре.

— Есть ли у вас опыт благотворительной деятельности?

— Наша группа компаний и моя семья расходуют на эти цели ежегодно миллионы леев.

— Кто из молдавских исполнителей вам нравится?

— Все, кроме тех, кто подражает иностранцам, и тех, в творчестве которых присутствует пошлость (начали появляться и такие). Многих наших исполнителей мы приглашаем на наши корпоративные мероприятия, со многим дружим.

— Поете ли вы с друзьями?

— Мы поем с друзьями, конечно. Правда, недостаточно часто, как хотелось бы. Так как часто забываем слова, компания DAAC Hermes pres издала 2 сборника лучших молдавских песен Cintece de neuitat и Cele mai frumoase melodii (в 2007 и 2009 годах). Шучу, мы эти книги издали не только для себя — это наш подарок всем молдаванам (и румынам, кстати, тоже).

— Любите ли работать в огороде? Есть ли у вас дача?

— Дача есть, есть огород и сад, работа в которых мне доставляет огромное наслаждение. Фруктовые деревья есть и возле моего дома. С апреля, когда появляется зелень, и до ноября мы стараемся питаться со своих сада и огорода.

— Чем вам не нравится молдавская система образования?

— Мне нравится наша система образования, которая еще не обезображена полностью так называемыми реформаторами. Мне не нравится, что руководство этой системой сильно разделило детей, обучающихся в русских и румынских школах (даже праздники отмечают разные). Я считаю наших преподавателей и учителей — людьми, которые совершают подвиг, за мизерную зарплату обучая наших детей. Мы помогаем многим школам, мы видим их проблемы и главным недостатком системы образования в нашей стране считаем недостаточное финансирование.